Блог

Мои корни

- О Себе
Не могу заснуть. Размышляю и размышляю и рассматриваю фотографию.
Догоняют осознания и складывается картинка в единое,
после вечернего разговора с мамой.
На фотографии мой ПраПрадед по маме.
Толстых Яков Иванович. 1877 года рождения.
Фотографию на днях нашла Тетя Лена Пономарева https://vk.com/id67272838
в личных архивах умершей бабы Нюры, младшей дочери от первого брака
Якова Ивановича.

Я потрясена. 
Это самый старший про кого теперь известно в нашем роду.

 

И он, оказывается, был расстрелян 2 марта 1930 года. 
И пока мы с мамой обсуждали случившееся и она вспоминала
рассказы из детства мы осознали, что история о нем была 
прям вытеснена. Маме о нем упоминали.
Но про арест и расстрел и причины — файл, попросту, отсутствовал.
Об этом избегали говорить. 

В данных проекта «Открытый список» Яков Иванович
по профессии числиться как «единоличник».
А осужден и расстрелян по статье 58 п. 10.
«Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению,
подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению
отдельных контрреволюционных преступлений.
Государственное преступление, политический осужденный.
Расстрел с конфискацией имущества и ссылкой семьи на Север.

А судя по медалям еще и достойный участник первой мировой войны.
И знаете что, я сейчас переживаю гордость и достоинство.
Ну потому что теперь очевидно, я не сиротка — во мне течет кровь как минимум не заурядного,
а храброго и сильного человека. Я больше не дерево без корней.

Не так-то легко целых 12 лет при установлении новой власти и других порядков
выдерживать давление системы: стоять на своем, сохранять имущество и хозяйство
не вступая в колхозы, понимая, чем это может обернуться. 

Понятно в кого я такая упрямая.
И понятно почему в последствии в роду сильными становятся женщины, а мужчины незаметными.
Сильный мужчина в таком раскладе — проблема для выживания рода.

И мое самоощущение переворачивается с головы на ноги обратно.
Теперь очевидно с чего глубоко и беспричинно чувствуешь себя 
недостойной, неправильной и изгоем в системе, позором.
Лучше бы тебя не было. Молчи, не лезь, не высовывайся, будь хуже чем все, 
что бы не заметили. И высовываться со своим мнением, делом, реализацией —
ощущается как опасное — смерти подобно.
И от этого не уедешь на Бали, оно внутри.
И исцеление это мне не легко дается.

Дочку его Нюру младшую 17 лет от первой жены Татьяны моей ПраПрабабушки
сосланную вместе с мачехой,
второй женой Якова Ивановича — мачеха прогнала.
И та вернулась обратно в деревню и ее прятали родственники.
Представляете сколько все страху натерпелись?!
В деревне ничего не скроешь. А ведь прятали.

А потом она вышла замуж, но фамилию из принципа оставила отцовскую, 
а дочь свою записала на другую фамилию. 
Вот ведь смелая упрямица — дочка своего отца. Толстых Анна Яковлевна.

Моей Прабабушке тогда было уже 30 лет, а бабушке 6 лет.
ПраПрадед родился на 101 год раньше меня.

Признаю все это и даю место в себе и в поле моей семейной системы.
С любовью и благодарностью, ПраПраправнучка Олеся.